pontokot (pontokot) wrote,
pontokot
pontokot

Categories:

Нерождественская история или сказ о том как подчинённыеСобянина выкидывают женщину с детьми на улицу

Кого-то ждёт «Путешествие в Рождество», а кого-то — разлучение с любящей дочерью, улица, или в лучшем случае центр реабилитации бездомных, заботливо опекаемый департаментом труда и социальной защиты населения города Москвы, в который также входит и управление опеки и попечительства



В Москве полным ходом идут приготовления к Новому году, на одно лишь «Путешествие в Рождество» мэрия потратит десятки, а то и сотни миллиардов рублей. Вот и москвичка, мать двоих детей Анна Т. также готовится к путешествию, но её путь лежит в прямом смысле на улицу, а в лучшем случае — в центры реабилитации бездомных.

После лихих 90-х, когда бандиты не только выселяли людей из престижных московских квартир к чёрту на кулички, но и попросту убивали, лишь бы не утруждать себя излишними хлопотами, вряд ли кого удивишь ещё одним выселением. И, возможно, погруженный в свои дела и предновогодние хлопоты читатель в чём-то будет прав. Если бы не одно но, а именно то, что мать-одиночку выселяют не бандиты, а органы опеки и попечительства, и происходит это в столице России городе Москва, в котором на одно лишь благоустройство парков, скверов и улиц тратятся сотни миллиардов рублей в год.
Для современной постсоветской России история Анны ничем не примечательна, уж точно, тысячи людей таким или подобным образом потеряли крышу над головой, а вместе с ней и какие-либо шансы на человеческое существование. Но ведь и ужас происходящего в нашем, вернувшемся на «столбовую дорогу цивилизации», государстве как раз и заключается вот в этой обыденности.



Мэр Москвы Сергей Собянин

Анна родилась и всю жизнь прожила в Москве, в начале 90-х, когда она была еще ребёнком, её мать вынуждена была продать жилье в столице и «приобрести» для себя и дочери регистрацию в Тверской области. Тогда же их приютила родная сестра матери, у которой также была дочь, двоюродная сестра Анны. Все эти годы наша героиня прожила на кухне этой квартиры, похоронив и свою мать, и одну за другой сестру и тетку. Здесь же родила и воспитывает сына и дочку.
Приютить их приютили, но дальше дело так и не двинулось, и в квартире их так и не зарегистрировали. Не будем объяснять, каким образом женщины «легализовали» и себя, и появившихся впоследствии детей. Нам важно отметить, что все они получали причитающуюся им часть социальных услуг. К детям после рождения приходила медсестра, они пошли в детский сад, а потом и в школу. В общем, их знают не только соседи, но и для сотрудников отдела социальной защиты населения района Коньково, о которых речь ещё впереди, статус Анны как москвички, пусть и не совсем формальный, секретом не являлся.

Так получилось, что хозяйки квартиры свели крепкую дружбу с алкоголем, мы не будем смаковать подробностей, но из песни слов не выкинешь, несмотря на все проблемы, всё же была крыша над головой, и дети пристроены. Первой не выдержала такой дружбы с «зелёным змием» и слегла тетка. Забота о ней легла на плечи Анны, но беда в том, что женщина, как любой порядочный, экономически не ориентированный, человек, выхаживать-то выхаживала, а официально оформить опеку над больным человеком не догадалась, либо сочла это ниже своего достоинства.

Сестре Анны по причине бурной личной жизни, пристрастия к алкоголю и последовавшему тюремному заключению было не до больной матери, единственное, что она успела сделать — это родить сына.

Главное заключается в том, что подобный образ жизни не мог не привлечь к себе внимания сотрудников органов опеки и попечительства. Отметим, что любое государство заботится о своих детях, а делает оно это через специальную государственную структуру. Мы не считаем органы опеки только лишь «исчадием зла», продвигающим чуждые нашему обществу ювенальные ценности. Наряду с неправомерными изъятиями детей из семей, есть те, кто искренне и по зову сердца защищают их от потерявших человеческий облик кровных родителей. А равно хватает и таких, кто действует строго в отведенных им законодательных рамках.

В результате сестру Анны лишили родительских прав. При этом дальнейшие действия сотрудниц опеки района Коньково вызывают как минимум недоумение. Оформить опеку над племянником Анне не позволили, и вместо того, чтобы оставить ребенка в семье близких родственников, его передали в очень известную в «узких кругах» патронатную семью. Мы не отрицаем, что маргинальный образ жизни матери и бабушки мальчика привел к большой коммунальной задолженности за квартиру. Не отрицаем и того, что у Анны не самая высокооплачиваемая работа, и, как и миллионы других людей, она её время от времени меняет.

Однако к работникам соцслужбы, которые от лица нашего государства заботятся о благе маленьких сограждан, вопросы есть, не правда ли? Так ли уж необходимо было передавать мальчишку в приемные руки, может, стоило помочь Анне с работой, и урегулировать вопрос с накопившейся не по ее вине коммунальной задолженностью? Тем более, что она неоднократно предпринимала попытки решить эту проблему, и пусть не сразу, но в будущем расплатится с долгами. Или же в передаче в известную патронатную семью есть скрытый интерес, которым должны заниматься органы правопорядка?

Как мы уже сказали, ребенка передали чужим людям. Родственницы хозяйки квартиры отправились в мир иной, а в опеке Коньково вспомнили о том, что они защищают интересы наследника жилплощади и обратились в суд с требованием выселить Анну и её детей из занимаемой квартиры. Поскольку решили отремонтировать жилплощадь и сдать её в аренду, чтобы расплатится за коммунальную задолженность. Все суды Анна проиграла, она просто не являлась на них.
Мы не знаем, почему женщина заняла столь странную позицию, возможно к этому её подтолкнул прошлый, заметим, немалый и, скорее, отрицательный опыт взаимодействия с московскими чиновниками. Случилось то, что случилось: «честно» исполнившие свой служебный долг сотрудницы опеки, судьи, а также их начальство готовятся к празднованию Нового года и дальнейшему отдыху, а Анна ждёт судебных приставов, которые выкинут её с детьми на улицу. Или сначала «позаботятся» о дочке, а уж мать со старшим братом, как того и предписывает решения суда, отправят «куда глаза глядят»?

Повторим, прав будет любой, кто скажет, что все произошло по закону, и сотрудники опеки, судьи поступили так, как им предписывают их должностные инструкции. Ну так мы и не спорим с этим. Только считаем такие утверждения поверхностными, и вот почему:

Мы очень хотим знать: почему призванные от лица государства защищать права наших маленьких сограждан чиновницы опеки защитили одного ребенка — сына ведшей антисоциальный образ жизни сестры Анны. А при этом для самой Анны и её детей у них помощи не нашлось. Как её не находилось у «социально ориентированных» московских служб долгие годы до этого случая. Мы настолько оторваны от реальности, что не понимаем, как все эти годы женщине удавалось решать проблемы поликлиник, образования для детей и так далее. Почему за все эти годы ставшая чуть ли не родной матерью для миллионов приезжих Москва (так, по крайней мере, нам заявляют в своих отчётах чиновники), так и не смогла помочь своей уроженке?

Добавим, что сама Анна с радостью покинула бы эту злополучную квартиру. Более того, она не собирается находиться на иждивении у государства, ей, как и многим нашим согражданам, нужна лишь небольшая поддержка. А вот этого-то нынешний людоедский российский капитализм предложить не может и, тем более, не хочет.
И столица нашего государства — Москва, которая активно борется, по словам нашего градоначальника, за первые места в рейтинге мировых агломераций, предложить матери-одиночке хотя бы комнату вряд ли сможет.

regnum author Игорь Свирин
https://regnum.ru/news/society/2361367.html

Tags: ЮЮ, рождество, семья
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments