pontokot (pontokot) wrote,
pontokot
pontokot

Category:

JUGENDAMT — двадцать лет уничтожения института семьи в Германии

Оригинал взят у artemijv в JUGENDAMT — двадцать лет уничтожения института семьи в Германии

   
Максим Жиленков, правозащитник, ФРГ. Добрый день, уважаемые участники круглого стола. Я хотел бы в рамках данного круглого стола поделиться с вами своим опытом того, как ювенальная юстиция работает в Германии в теории и на практике. В частности, я вместе со своими товарищами оказывал нескольким семьям, проживающим в Германии, помощь по возращению детей, изъятых немецкой ювенальной юстицией. В процессе знакомства с практикой работы немецких ювенальных служб, я также изучил статистику изъятия детей из семей в Германии за последние двадцать лет.
   


Протесты родителей в Германии, 2016 год
   
Перед тем как начать свой доклад, я хотел бы поблагодарить организаторов данного круглого стола за возможность выступить. Я считаю, что эта тема очень важна и для Германии, и для России.
   
Для Германии – во-первых, потому, что изъятие детей из семей преимущественно происходит в семьях граждан Германии (о чём я буду подробно говорить в своём докладе). Во-вторых, анализ статистики работы немецкой ювеналки показывает тревожные тенденции с изъятием детей, которые имеют системный характер. Я считаю, что в этом в целом проявляется одно из составляющих печального процесса, происходящего сегодня в западных странах, когда то, что когда-то называлось классическими западными ценностями, а именно крепкая семья, национальное государство, подлинный гуманизм – уходят в прошлое. При этом как мне кажется, такая трансформация Запада проходит при неведении большинства населения самих западных стран, совершается незаметно, без полноценного обсуждения с обществом и серьёзных дискуссий в политическом пространстве.
 
Для России же изучения немецкого опыта ювенальной юстиции будет также очень полезно, потому, что позволит понять, к каким результатам пришла семейная политика, основанная на ювенальных технологиях, которая изначально заявлялась как благое начинание и одной из главных целей которой объявлялась предотвращение насилия над детьми в семье.
   
Своё знакомство с немецкой ювенальной юстицией я начал в 2012 году, когда нашёл в немецком интернете несколько роликов о судьбе родителей, у которых изъяли детей. В этих роликах помимо трагических историй семей, которые столкнулись с ювенальными технологиями, приводилось мнение немецких юристов и судей, заявлявших, например, что «шансы противостоять изъятию ребёнка из семьи очень малы, в частности потому что суды, не разбираясь в сути дела, копировали заключение социальных служб». Я заинтересовался данной темой и затем участвовал в переводе этих роликов на русский язык.
   
Заинтересовавшись темой ювенальной юстиции, я познакомился с родителями, пострадавшими от действий агентства по делам молодежи (Jugendamt, Югендамт), главного органа немецкой ювенальной юстиции. В 2012 и 2013 годах эти родители провели серию митингов против Югендтамта. В частности, манифестации проходили в Берлине, Мюнхене, Франкфурте-на-Майне, Падерборн и Кёльне.
   
Во время общения с участниками и организаторами подобных митингов меня поразило то, что многие из них заявляли, что проблема Югендамта заключается не в отдельных работниках Югендамта (к которым, конечно, было много претензий), но в самой системе ювенальной юстиции, которая направлена не на помощь детям, а на разрушение института семьи. Одним из организаторов митингов прямо заявил нам в интервью (его можно посмотреть на нашем сайте), что частные фирмы (например, частные детские приюты), а также различные семейные психологи и эксперты зарабатывают огромные деньги на каждом этапе вмешательства в семью, не оказывая при этом ни семье, ни ребёнку никакой реальной помощи.
   
Познакомившись с тем, как ЮЮ работает на практике, я стал изучать её теоретические основы этой семейной политики. Приведу два, на мой взгляд, самых важных аспекта
     
1. Немецкое законодательство, именно §1631 гражданского кодекса, согласно которому «дети имеют право на воспитание без насилия. Физические наказания, душевные (психические) травмы и другие унизительные меры запрещены». Данное положение было принято в форме закона в 2000 году.
     
2. Вторым важным аспектом является декларация даже не равенства прав родителя и ребёнка, а преобладание импульсов и инстинктов детей над воспитательным правом родителей. Вот что об этом думает немецкий профессор доктор Уве Иопт из университета, психолог-консультант Билифельдского университета по вопросам семейного и уголовного права: «В этой ситуации всегда первым делом выступают за лишение настоящих родителей родительских прав, и неважно какие бы проблемы не возникали у их детей, они стараются в этом случае как можно быстрее найти детям постоянных приёмных родителей. Родные родители, по этой логике, тут только помеха. Они, так сказать, - «угроза» дальнейшему развитию ребёнка, от которой следует держаться подальше. Это хорошо видно в регионе Мюнстер-Оснабрюк в действиях Югендамта».
   


 
Статистика
   
Теперь я хотел перейти непосредственно к статистике изъятия детей из семей в Германии.
   
В качестве источника я использовал данные Федерального Статистического Управления Германии, а именно: «Количество предварительных защитных мер в отношении детей и подростков» с 1995 по 2015 год. Согласно Социальному Закону Германии (SGB) предварительной защитной мерой является изъятие ребёнка из семьи и помещение его под опеку Югендамта.
   
Количество изъятых детей выросло с 23 432 в 1995 году до 42 123 в 2013, то есть практически в два раза. Таким образом, количество изъятых детей на 10 000 детей и подростков поднялось с 16 в 1995 году до 31 в 2013 году. Рост был сильным между 1995-1996 годами и 2009-2010 годами, в эти промежутки разница в годовых показателях была более 5000 случаев.
   
Анализируя изменения количества изъятий, я обратил внимание, что начиная с 2004 года большое внимание общественности в Германии к теме отсутствия реакции со стороны Югендамта к проблемным семьям (т.е. обвинения в бездействии). После этого было множество публикаций в прессе о том, что родители оставляют детей умирать или причиняют им тяжкие увечья. После этого Югендамт стал действовать гораздо активнее.
   
Я специально говорю о данных до 2013 года, так как в 2014 и особенно в 2015 году идёт резкий рост изъятий по причине «Въезд ребенка из-за границы без сопровождения». Если в 2013 году под эту причину попадало 6584 детей, то в 2014 и 2015 года 11 642 и 42 309 соответственно. Так как данная статистика дана в общем (т.е. мы не можем исключить из неё детей, прибывших в Германию без сопровождения взрослых), поэтому чтобы исключить влияние этого фактора будем рассматривать данные до 2013 года включительно.
   
Оказывается, что 98,9% (то есть 587 395 из 594 085 случаев в целом за 19 лет c 1995 по 2013) изъятий из семьи являются предварительными, а оставшиеся 1,1% являются изъятиями при наличии опасности. То есть преждевременная реакция преобладает над реакцией во время прямой опасности.
   


 
· Половое распределение детей, которых изъяли из семьи, примерно равное: 47,33% — мальчики, 52,67% — девочки.
   
· Возрастное распределение в целом
   
9,80% — дети до 3 лет, 5,65% — дети от 3 до 6 лет, 5,39% — дети от 6 до 9 лет, 7,16% — дети от 9 до 12 лет, 12,50% — 12-14 лет, 26,99% — 14-16 лет, 32,51% — 16-18 лет. То есть 70% изъятых детей можно причислить к подростковому возрасту.
   
· Распределение по национальности
   

68,57% — немцы, 31,43% — не немцы. Если смотреть по землям, то процент не немцев достаточно низок, но в Гамбурге внезапно — 70,9% против 29,1% немцев. Стоит также заметить, что по сравнению с 2012 годом, количество изъятых детей «не немцев» в Германии заметно выросло с 10 757 (2012 г.) до 13 240 (2013 г.). Количество же изъятых детей немцев немного снизилось с 29 470 (2012 г.) до 28 883 (2013 г.)
   


 
· Если брать две основных причины изъятия, то есть опасность для ребенка и собственное желание ребенка, то бросается в глаза, что дети до 6 лет не берутся по собственному желанию, а лишь из-за оценки опасности для ребенка, что в итоге составляет 9 922 из 41 222 предварительных изъятий по сравнению с 31 300 изъятиями из-за непосредственной опасности. Получается, процентное соотношение изъятий по желанию ребенка/по оценке ситуации — 24,07% к 75,93%, что уже настораживает, так как вся мера позиционируется теми, кто ее продвигает, как мера, принимаемая в первую очередь по желанию ребенка. Стоит отметить, что желание ребенка — вещь крайне неоднозначная. в любом возрасте, а тем более в 14-18 лет, когда большая часть изъятий по личному желанию и происходит.
   


 
· Где находились дети до изъятия
   
До изъятия большинство детей находилось у родителей (23%), либо у одного из родителей (16%), либо у одного из родителей и отчима/мачехи (26%), то есть в 65% из случаев ребенок находится у отца/матери.
   


 
· На основе чьих показаний проводилось изъятие?
   
В большинстве случаев принятие предварительной меры было основано на показаниях социальных служб (45%), самого ребенка (24%) или полиции (16%), а также кого-либо из родителей (9%).
   


 
· Длительность изъятия
   
38,7% изъятий длятся более 15 дней до принятия решения о дальнейшей судьбе ребёнка (тут, кстати, несмотря на количество случаев, общая категория не разбивается на более частные категории).
   


 
· Чем закончилось изъятие детей
   
36,2% возвращается семье или опекуну (тут важно понять нюансы, например, в каком количестве случаев решается изъятием переход ребенка мотивировавшему изъятие родителю). В оставшихся 63,8% случаев возврата не происходит, то есть 23% «предоставляется воспитательная помощь вне семьи» (под это решение попадает достаточно большое количество детей 3-6 лет!), 17% не предоставляется помощи после изъятия, 13,2% предоставляется какая-либо другая стационарная помощь, 8,1% предоставляется «амбулантная помощь по воспитанию», 2,7% возвращается в приемную семью или приют.
   


 
· Причины для изъятия

Самый интересный раздел. Если вспомнить два основных условия для изъятия — желание ребенка и непосредственная опасность ребенку, то некоторые категории вызывают вопросы. Важно заметить, что причин может быть сразу несколько, то есть приведенные ниже проценты в сумме дают больше 100%:
   
Причина 1: Перенапряжение родителей (40%) — считается в семейной психологии ситуацией риска, связанного с возможностью применения насилия к детям. Поэтому именно в этой ситуации государство вмешивается и предоставляет «помощь» психологов и соц. работников, а также разрешение для изъятия. Как определяется перенапряжение родителей соц. работниками — вот где вероятно наибольшая возможность для субъективных действий со стороны соц. опеки.
   
Причина 2: Другие проблемы (27,9 %). Здесь вопрос — почему такая размытая категория вторая по количеству изъятых детей? Преобладает нахождение ребенка в семье или у родителя-одиночки до изьятия.
   
Причина 3: Beziehungsprobleme (16,2%) —  Проблемы в отношениях. Тоже достаточно размытая категория и крайне важно понять, какого рода проблемы в отношениях служат причиной для изъятия. Преобладает пребывание в полной семье до момента изъятия.
   
Причина 4: Въезд из-за границы без сопровождения (15,6 %). Под эту категорию попадают только дети не немецкого происхождения. Это кстати 49,7 % случаев от общего числа случаев с детьми — не немцами.
   
Причина 5: Безнадзорность детей (11,1%). Чаще всего — в случаях детей от 0 до 3 лет, а также в случае нахождения ребенка у родителя-одиночки.
   
Причина 6: Показания о жестоком обращении к детям (9,1%). Даже если учесть «нормы» по тому, как в Германии воспитывают детей, в этой категории случаев гораздо меньше ожидаемого. Преобладают случаи с изъятием из полной семьи.
   
Причина 7: Проблемы интеграции в детский дом или приемную семью (6,5%). Затрагивает только тех, кто перед изъятием находился в детском доме или приемной семье.
   
Причина 8: Преступность ребенка (6,5%).
   
Причина 9: Школьные и образовательные проблемы ребенка (3,8 %). Не совсем понятно определения угрозы здоровья ребенку в этом случае. Однако 1617 ребенка в 2013 году были изъяты из-за этой причины из своей семьи.
   
Причина 10: Проблемы с квартирой (3,2%). Не ясна мотивация данной категории — какие проблемы с квартирой вызывают кризисную ситуацию у ребенка. Здесь почему-то присутствует большое количество случаев с изъятыми детьми от 0 до 9 лет. Опять же — чаще всего ребенок находился у родителя-одиночки до изъятия.
   
Причина 11: Алкогольная или наркозависимость ребенка (2,9%).
   
Причина 12: Развод или разрыв отношений между родителями (1,8 %). Опять же непонятно определение критической ситуации в этом случае. В 202 случаях ребенок находился у родителя и партнера/второго супруга родителя, в 270 — у родителя одиночки. Здесь есть риск случаев «отсуживания» ребенка одним родителем у другого с помощью органов опеки.
   
Причина 13: Показания о сексуальном домогательстве (1,5%). Самая известная в масс-медиа причина — самое маленькое количество случаев.
   
* * *
   
Заключение

1. «Ситуация в Германии с ЮЮ крайне тревожная.
   
2. Рост количества изъятий за 19 лет – примерно в 2 раза. За 19 лет было изъято 587 тысяч детей (и хотя часть детей была возвращена) это очень много (уровень рождаемости примерно в 650 тысяч).
   
3. В 2014 и 2015 годах много изъятий детей беженцев.
   
4. 60 % изъятий приходится на подростковый возраст, это 14–18 лет, то есть тогда, когда у подростков начинают всякие хотелки появляться. А в возрасте меньше 14 лет изъятие происходит не по желанию ребенка.
   
5. ЮЮ касается именно немцев (не приезжих)
   
6. Главная причина изъятия – «психологическое переутомление родителей», при этом «жестокое обращение с детьми» - 9.1%, а «сексуальное насилие» - всего 1.5%
   
Максим Жиленков. Доклад на слушаниях в ОП РФ 27.02.2017.
bav_eot - Ювенальная юстиция в Германии: статистика изъятий детей за 19 лет
   

   
Полное видео: Общественная палата
Больше информации на сайте: Р.В.С.

   


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments