Category: литература

хатуль мадан

"Счастливое" письмо из блокадного Ленинграда

Оригинал взят у varjag2007su в "Счастливое" письмо из блокадного Ленинграда


"Счастливое" письмо из блокадного Ленинграда
6.06.1943 г.

«Только вчера послала тебе, мой мальчик, письмо. А сегодня вечером пишу снова. Знаешь, Пашенька, я давно хотела написать тебе РАДОСТНОЕ письмо. Думала, что так и не смогу. Смерть папы, бабушки, Валечки. Казалось, ничего в жизни не обрадует меня, кроме встречи с тобой.
А сегодня был день чудес, радостных, нежданных.
Поверишь, я была на праздновании дня рождения Пушкина! Музей был закрыт с начала войны... И вдруг получаю розовенький листочек - приглашение в музей!

Пришло восемь человек из близлежащих домов. Выступали Вс. Вишневский, В. Имбер и Николай Тихонов. С какой пронзающей душу верой Вишневский сказал: "Голод уйдет! Поверьте: мы победим!" В. Имбер читала "Памяти Пушкина". На бюсте Пушкина был венок, настоящий, из живых цветов. А я вспоминала, как малышом ты потерялся в музее и я с трудом отыскала тебя у этого самого бюста. Ты тогда сказал: "Я с каменным дядей гулял!" Помнишь! Знаешь, сынок, нас было 8 человек. Всего. Но мы были в центре Вечности... и Бессмертия.

Жизнь будет! Она бесконечна.
Дом Пушкина не пострадал. Бомба упала в Мойку и не взорвалась! Есть в мире места, неприкасаемые, хранимые свыше!

Я, Пашенька, пока не очень хорошо хожу (только не волнуйся – ничего серьезного), а из дома Пушкина пошла (первый раз) на Стрелку. Силы появились! А день какой сегодня чудесный! Солнце! Нежная зелень деревьев! Ах, какое чудо!!! Ты не представляешь, Румянцевский садик разбили на квадратики... под огороды! А на набережной разрыхлили газон для ЦВЕТОВ!

Милый, меня так взволновал запах парной земли... Я целыми пригоршнями подносила ее к лицу и до головокружения вдыхала ее запах - запах жизни! Господи, скоро я увижу ЦВЕТЫ! Павлик! Какие у нас ЛЮДИ! Город, в котором сажают в блокаду цветы, победить нельзя!

Вернулась домой. Зашла Зинаида Васильевна. Рассказала, что весь персонал их детского дома собрался, чтобы посмотреть драку двух мальчуганов. Представляешь, они ДРАЛИСЬ! Женщины плакали от счастья. Дети молча лежали, только с трудом начали вставать. И вдруг....ДЕРУТСЯ! И не из-за еды! А свои мальчишеские отношения выясняют. Ожил маленький народ! Победа! Еще какая победа!

Вечером у меня стала кружиться голова. Тетя Дуся (бывшая лифтерша - помнишь ее?) говорит: "От слабости, Лексевна, поди, долго не протянешь". - А я ей : "От радости!" - Не поняла, посмотрела, словно я умом тронулась.

А я, Павлик, поверила сегодня, что у нас будет ЖИЗНЬ. И ты вернешься, сынок! Я это ЗНАЮ, ЗНАЮ, ЗНАЮ!
Только не узнаешь ты нашей квартиры. Сожгли все, что горело, даже паркет. Ничего - наживем! А вот твою комнату не тронули. Там все так, как было. Даже листочек из блокнота и карандашик, оставленный тобой на письменном столе.

Мы с твоей Лелей (чудесная девочка) часто сидим у тебя в комнате... С ТОБОЙ! Твоя Леля давно мне дочь. У меня - никого. У нее - тоже. Один свет на двоих - твое возвращение. Без нее, моего Ангела Хранителя, я эту зиму не пережила бы. Теперь-то точно доживу и внуков поняньчу.

Не выдавай меня, сынок, Леля рассердится. Но в такой особый счастливый день проболтаюсь. У каждого ленинградца есть сумочка, баульчик с самым ценным, с которым не расстаются. А знаешь, что у Лели в сумочке, кроме документов и карточек? Не догадаешься!!! Узелок со свадебным платьем и туфельками, которые ты ей купил 20 июня 41 года! Голодала, а на хлеб не поменяла. Знает, девочка, что наденет свой свадебный наряд! Волшебная наша девочка!

Видишь, сынок, получилось!!!! у меня РАДОСТНОЕ письмо.
Будем жить, Павлик, уже втроем. И внуки у меня будут. Красивые и добрые, как ты и Леля!
Целую тебя, мой ненаглядный мальчик, кровиночка моя, надежда, жизнь моя! Береги себя, сынок!
Мне кажется, что прожитый сегодня СЧАСТЛИВЫЙ день - Божье знамение.
Твоя мама».

*********************************

Вера Алексеевна Вечерская умерла 8 июня 1943 года. О ее смерти Павлик узнал через полгода. РАДОСТНОЕ письмо матери хранил всю войну в кармане гимнастерки вместе с фотографией Лели. Фронтовые друзья не однажды просили прочитать это последнее РАДОСТНОЕ материнское письмо. И обязательно кто-то вслед за Верой Алексеевной повторял: "Будем жить, будем!" Павлик вернулся. Они с Лелей поженились. У них самих есть уже и внуки, и правнуки.

И еще... Кроме обычных праздников, в их семье есть праздник РАДОСТНОГО дня, "дня чудес радостных и нежданных". Маршрут их праздничной прогулки тот, которым в предпоследний день жизни шла Вера Алексеевна.

Оксана Челышева

хатуль мадан

Художественное исследование Солженицына нужно выметать исторической метлой.

Оригинал взят у arctus в Убийственные аргументы Солженицына

Любимый историк нынешней власти и либеральной к ней оппозиции Солженицын в 1975 году поведал свой исторический метод швейцарским студентам, отвечая на вопрос:
Collapse )

хатуль мадан

Елена Чудинова и ее роман «Побѣдители» или альтистория как двигатель пещерного антисоветизма

Оригинал взят у burevestn1k в Елена Чудинова и ее роман «Побѣдители»


В социальных сетях прошла информация о вышедшей книге в жанре альтернативной истории. Книга называется «Побѣдители 1984», автор фантазирует на тему, что случилось бы с Россией и миром, если бы в гражданской войне победили белые. Автором книги является убежденная монархистка Елена Чудинова, и, как вы можете догадаться, мир, в котором белые вырезали красных под корень, она рисует исключительно благостным.

Поразмышлять на тему альтернативного будущего интересно, хотя, мой прогноз относительно такого варианта будущего значительно более пессемистичный. Но о содержании книги мы поговорим отдельно. В данном случае личность автора заслуживает внимания не меньше, чем написанное им произведение.
Collapse )

хатуль мадан

Либералы и антисоветчики - ничего святого и ничего своего

Материалы Антропологической экспедиции в племя Либералов

Оригинал взят у mikhaelkatz в Нипалжы!


Какими были нипалжывые годы Льва Натаныча Щаранского?

«Жить не по лжи»
В 1957 – 1958 годах по Москве шнырял малоприметный человек, изъеденный злокачественной похотью прославиться. Он нащупывал, по собственным словам, контакты с теми, кто мог бы переправить на Запад и опубликовать пасквили на родную страну. Товар был самого скверного качества.

.
Оригинал взят у arctus в Плагиаторство Солженицына довольно занятно

Collapse )

.. Расхожий лозунг, выброшенный им, "Жить не по лжи" оказался простым перифразом энтээсовского лозунга "Лжи - правду!".
Как об этом было заявлено еще в программе НТСНП 1938 года "Лжи - правду!", так назойливо и повторяется при всех хозяевах НТС*. Причем в глазах заправил НТС фраза эта несет совершенно четко определенную семантическую нагрузку, это пароль, по которому они отличают "своих".
Поремский, продавая очередную ложь хозяевам, разглагольствовал в конце 1975 года:
«Сами эти миллионы "живущих не по лжи" уже приобретают облик организации - идейную  целенаправленную общность, находящую свое выражение в системе каких-то если не действий, то реакций на таковые". Твердя пароль НТС, Солженицын включился в число занятых подрывной
работой ЦРУ-НТС.

16 ноября 1974 года Солженицын провел в Цюрихе пресс-конференцию "О будущем России". Собравшейся пестрой аудитории он доказывал, что развивает "свою" программу:
"Программу, которую я предлагаю для моей страны, я называю нравственной революцией. Эту программу я изложил в документе "Жить не по лжи!".
Теперь заглянем в некий материал "Стратегические проблемы освободительной борьбы",  разработанный в 1971- 1972 годах стратегической комиссией совета НТС. Там сказано:
"НТС руководит труднейшей работой его участников по нравственному совершенствованию самих себя и своего народа. России нужна не только политическая, но и духовная перестройка. Только революция духа может гарантировать успех революции гражданской!"






Начальные пути "нравственной революции", предлагаемой Солженицыным, как
видим, почти точно списаны из упомянутого материала НТС. Сравним далее:

НТС:

Нужен "стихийный саботаж".
Не ходить на собрания, а если пошел - не выступать, не аплодировать...
Не принимать участия в официальных шествиях и демонстрациях.
Не участвовать ни в каких выборах.

Солженицын:
Нужна кампания "гражданского неповиновения".
Не даст загнать себя на собрание...
Не даст принудить себя идти на демонстрацию или митинг.
Не поднимает голосующей руки...
<…>
***
Солженицинское «раскаяние» - плагиат Бердяева.

Плагиатору, однако, не давали покоя лавры теоретика. Вот антисоветский сборник "Из-под глыб", опубликованный на Западе. ... треть материалов в нем принадлежит перу Солженицына.
На его взгляд, по своей масштабности этот сборник можно сопоставить только с пресловутым сборником "Вехи", о котором Солженицын придерживается самого высокого мнения:
«"Вехи" через 60 с лишним лет и сегодня стоят как вехи и действительно показывают нам путь». ...Рассуждать о "Вехах" он взялся по облегченному, адаптированному бердяевскому переложению, благо НТС переиздал статейку "Духи русской революции". Вся теоретическая "мудрость" Солженицына уместилась в конечных выводах Бердяева:

Бердяев:

  • Теперь "Вехи" не были бы встречены в широких кругах русской интеллигенции, как в то время, когда они появились. Теперь правду "Вех" начинают признавать даже те, которые их поносили. Но путь к возрождению лежит через покаяние, через сознание своих грехов, через очищение духа народного от духов бесовских.


Солженицын:

  • Роковые особенности русского предреволюционного образовательного слоя были основательно рассмотрены в "Вехах" - и возмущенно отвергнуты всей интеллигенцией, всеми партийными направлениями... И только то радует, что через 60 лет, кажется, утолщается в России слой, способный эту книгу поддержать. Только через полосу раскаяния множества лиц могут быть очищены русский воздух, русская почва.

***





Выступая 30 июня 1975 года перед трехтысячной аудиторией, собранной стараниями руководства АФТ-КПП в Вашингтоне, он (Солженицын - прим. Arctus) говорил:
"Бремя лежит на плечах Америки. Ход истории, хотите ли вы этого или нет, возложил на вас руководство миром".
И:
— из речи в Нью-Йорке 9 июля 1975 года:
"На руководство вашей страны, которая откроет третье столетие своего существования, может быть, ляжет тяжесть, которой еще не было во всей американской истории. Вашим руководителям этого уже близкого времени понадобятся глубокая интуиция, духовное предвидение, высокие качества ума и души. Пошли вам бог, чтобы в те минуты вас возглавили такие же великие характеры, как те, которые создали вашу страну".

Трумэн, — начиная "холодную войну", в декабре 1945 года:
«Хотим мы этого или не хотим, мы обязаны признать, что одержанная нами победа возложила на американский народ бремя ответственности за дальнейшее руководство миром»*
***
По: Н.Н.Яковлев. «ЦРУ против СССР». М., 1983. стр.187-217.

Очень понравилась фраза Н.Н. Яковлева в начале материала.
__________
*НТС - Народно-Трудовой Союз российских солидаристов, образовался в начале 1930-х годов как самая активная часть антисоветской оппозиции в эмиграции.
=Arctus=




хатуль мадан

"Ха! Разве могут в России придумать что то стоящее.." (Х/ф Поэма о крыльях)

Либерализм, русофобия, антисоветизм - названия разные, а суть одна...
Немного о том как "любили" в царской России народ и его достижения

Оригинал взят у bgfan в Еще библиотечное-флеймогонное
Прочитав у Березина:
Зато когда граф Мордовцев советует Ушакову учиться флотскому искусству у Нельсона, оба, Суворов и Ушаков, дают "низкопоклоннику перед заграницей" патриотическую отповедь:

Суворов: "Доколе и ворону на чужой стороне будем соколом называть, а дома и орла - вороной?"

Ушаков: "Подумаешь о подобном, и не слезы, но кровь из глаз стремится. Русские имена у нас. Народ русский дал нам язык свой. Народ русский одевает нас, поит, кормит. Народ русский присвоил нам чины, звания. Будем же чтить кормильца своего!"


Вспомнил, что читал что-то похожее где-то в ту же эпоху. Поскребя склероз и поразбирав завалы, нашел. (В сторону: трагедь, кажется винт начинает сыпаться)
Итак, "Наука и жизнь", № 1, 1951 год. Рецензия К.Саенко на книгу В.Болховитинов и др., "Рассказы о русском первенстве". Под общей редакцией В.Орлова, МГ, 1950

Collapse )

хатуль мадан

А ведь нас предупреждали: "Вечный зов" Иванова о плане Даллеса

Цитируется по ...http://sandra-nika.livejournal.com/131597.html

[Spoiler (click to open)]На отдыхе я много читаю.
За первые десять дней прочитала эпопею Анатолия Иванова «Вечный зов» - блестящий образец социалистического реализма. Я вообще люблю советскую литературу, особенно книги про Великую Отечественную войну. А вот читать про революцию 1917 года и про гражданскую войну мне всегда больно…

Впечатления от эпопеи – самые что ни на есть прекрасные. Я поставила «Вечному зову» пятерку за содержание (повествует книга главным образом о войне, о героях фронта и тружениках тыла, хотя в прологе и в самой книге много экскурсов в прошлое, а в эпилоге рассказывается о послевоенных судьбах героев; главное внимание автор уделяет человеческим отношениям, а это интересно всем, особенно женщинам; написана книга увлекательно и талантливо, все сюжетные линии мастерски завершены), четверку за стиль (можно было бы немножко юмора добавить, хотя, с другой стороны, автор пишет об очень серьезных вещах), пять за героев (колоритнейшие персонажи есть в «Вечном зове»!) и пять или даже пять с плюсом за идеи (об идеях и героях я скажу немного ниже).

Глядя теперь с расстояния (с которого, как известно, лучше видится большое), на советскую литературу, я понимаю, что перестроечные разговоры о том, что все эти соЛЖЕниЦЫны- рыбаковы-шаламовы и иже с ними что-то там запретное и неизвестное открыли нам, были самой настоящей ложью. Ничего они не открыли, кроме своих грязных лживых ртов, из которых полилась мутными потоками ложь и грязь.

Настоящая же правда не в книЖОПКАХ… пардон, опечаталась… не в книжонках перестроечных брехунов, а в великой советской литературе, прекрасным образцом каковой и является «Вечный зов».
Ибо есть в романе и чекист Яков Алейников с его сомнениями, колебаниями, метаниями и маетой, погибший в 1944 году от рук бандеровцев – его распилили пилой; и дочь «врага народа» Наташа Миронова; и старая каторжанка Акулина; и сын белогвардейского офицера Петр Зубов, вор-рецидивист, приговоренный советским судом к высшей мере, помилованный и попавший в штрафную роту, Петр Зубов, о котором чекист Алейников говорит: «Я бы с Зубовым не только в разведку, но и в тыл врага пошел бы!».
Есть в романе и штрафные роты, и советские лагеря, в которые попадает пробывший четыре года в немецком плену Василий Кружилин («А что же? Всех надо было проверить, ибо были среди пленных и предатели, и провокаторы!»), есть и секретарь райкома, и председатель колхоза, есть и жизнь, и слезы, и любовь (с) – есть все.

А теперь об идеях «Вечного зова». Я прочитала этот роман не только потому, что люблю советскую литературу; не только потому, что заполняю сейчас кое-какие пробелы в своих познаниях этой самой советской литературы; но еще и потому, что мне давно хотелось поближе познакомится с творчеством писателя, которому злые языки приписывают авторство текста так называемого плана Даллеса.


Думаю, и вы слышали, что одни утверждают, что «план Даллеса» - фальшивка, написанная каким-то умельцем по мотивам диалога Арнольда Лахновского и Петра Полипова, а другие говорят, что все обстояло с точностью до наоборот – это А. Иванов написал диалог Лахновского и Полипова по мотивам плана Даллеса.

Но давайте сравним. Вот план Даллеса



а вот цитаты из диалога Арнольда Лахновского, троцкиста, немецкого шпиона и полковника СС, с Петром Петровичем Полиповым, бывшим провокатором; важнейшего, с моей точки зрения, диалога «Вечного зова».

Итак, «Вечный зов», книга вторая, часть пятая «Смерть и бессмертье».

- Стар я, Петр Петрович… Вот что жалко. Умру скоро. Не увижу нашей победы.

- Какой? Немецкой?

- Нет, Гитлеру этой войны не выиграть. А это значит…это значит, что нам не выиграть вообще… в этом веке… Ну что же… Не удалось нам выиграть в этом веке, выиграем в следующем. Победа, говорит Сталин, будет за нами. За Россией то есть. Это верно, нынче – за Россией. Но окончательная победа останется за противоположным ей миром. То есть за нами.

- Не ошибаетесь? – вырвалось у Полипова невольно, даже протестующее.

- Нет! – повысил голос Лахновский. – Вы что же, думаете, Англия и Америка всегда будут с Россией? Нельзя примирить огонь и воду… Я, Петр Петрович, думаю уже о том, о чем не многие, может быть, и думают сейчас. Что Гитлер проиграл войну, это теперь ясно. Но как она закончится, а? Разве не могут многие страны, подвластные сейчас Гитлеру, оказаться под пятой большевизма?

Не дожидаясь ответа, да и не интересуясь им, Лахновский двинулся по комнате мимо Полипова, обошел вокруг стола.

- Если даже и случится такое с Европой… ну что ж, ну что ж… Победа наша несколько отдалится. Но мы будем ежедневно, ежечасно работать над ней. Как хочется работать, черт побери, ради великого и справедливого нашего дела!


И далее:

- … Маркс, Ленин да, это были гениальные люди. Я признаю! Да, после его смерти мы принялись строить… закладывать основы нового, справедливого… и необходимого нам государство и общества.

- А кто это – мы? - осмелился Полипов задать вопрос, который давно сверлил мозг.

- Мы? Кто мы? – переспросил Лахновский. - Мы – это мы. Вы называете нас до сих пор троцкистами… И ты напрасно… Это была грозная сила! Вы много болтаете о троцкизме, но вы не знаете, какая это была сила… И какое возмездие ждало Россию!.. Но ваш… проклятый фанатизм одолел и эту силу… И запомни, Петр Петрович. Запомни: это вам, всей России, все вашей стране никогда не простится!

- Да, мы терпим поражение сейчас… Мы, Петр Петрович, сделали многое, но не все… недостаточно для нашей победы. Ничего борьба да-алеко-о не кончена. Наших людей еще мно-ого в России. А за ее пределами еще больше. .. Ты даже не представляешь, какими мы располагаем силами. Какой мощью… Только действовать будем теперь не спеша. С дальним и верным прицелом… Нынешнее поколение не сломить… Что ж, мы возьмемся за следующие…

Мы пойдем другим путем. Будем вырывать эти духовные корни большевизма, опошлять и уничтожать главные основы народной нравственности. Мы будем расшатывать таким образом поколение за поколением… Мы будем браться за людей с детских, юношеских лет, будем всегда делать главную ставку на молодежь, станем разлагать, развращать, растлевать ее! Да, развращать! Растлевать! Мы сделаем из них циников, пошляков, космополитов!..

Конечно, моя жизнь кончается. Ну что же, другие будут продолжать наше дело. И рано или поздно они построят в России, во всех ваших советских республика, совершенно новый мир… угодный всевышнему.

- Теория хороша, - усмехнулся Полипов А как это сделать вам? У партии коммунистов гигантский идеологический пропагандистский аппарат. Он что, бездействовать будет?? Сотни и тысячи газет и журналов. Радио. Кино, Литература. Все это вы берете в расчет?

- Берем… Газеты, радио, кино… все это, у большевиков, конечно есть. А у нас – еще больше Вся пресса остального мира, все идеологические средства фактически в нашем распоряжении.

- Весь этот остальной мир вы и можете… оболванить, - почти крикнул Полипов. – А народов России это не коснется.

- Как сказать, как сказать… - покачал головой Лахновский. – Окончится война – все как-то утрясется, устроится.
И мы бросим все, что имеем, чем располагаем… все золото, всю материальную мощь на оболванивание и одурачивание людей! Человеческий мозг, сознание людей способно к изменению Посеяв там хаос, мы незаметно подменим их ценности на фальшивые и заставим их в эти ценности поверить! Как спрашиваешь? Как?!..

Мы найдем своих единомышленников… своих союзников и помощников в самой России! И даже не то слово – найдем… Мы их воспитаем! Мы их наделаем столько, сколько надо! И вот тогда, вот потом… со всех сторон – снаружи и изнутри – мы и приступим к разложению… сейчас, конечно, монолитного, как любят говорить ваши правители, общества. Мы, как черви, разъедим этот монолит, продырявим его.

Общими силами мы низведем все ваши исторические авторитеты, ваших философов, ученых писателей, художников – всех духовных и нравственных идолов, которыми когда-то гордился народ, которым поклонялся до примитива, как учил, как это умел делать Троцкий…

Всю историю России, историю народа мы будем трактовать как бездуховную, как царство сплошного мракобесия и реакции. Постепенно, шаг за шагом, мы вытравим историческую память у всех людей.

А с народом, лишенным такой памяти, можно делать что угодно. Народ, переставший гордится прошлым, забывший прошлое, не будем понимать и настоящего. Он станет равнодушным ко всему, отупеет и в конце концов превратиться в стадо скотов. Что и требуется! Что и требуется!


… Я, Петр Петрович, приоткрыл тебе лишь уголочек занавеса, и ты увидел лишь крохотный кусочек сцены, на которой эпизод за эпизодом будет разыгрываться грандиозная по своему масштабу трагедия о гибели самого непокорного на земле народа, об окончательном, необратимом угасании его самосознания



Вот так… Великая советская литература предупреждала… А мы не слушали предупреждений – нет пророка в отечестве своем. Ну что же, будем учиться на своих ошибках. И будем помнить, что не в силе Бог, а в правде.

ЗЫ. А что до плана Даллеса, он не фальшивка, ибо был осуществлен.
Но ведь чекист Яков Алейников недаром сказал перед смертью так:

"Все мировые силы зла и тьмы решили, что пришел их час, и бросили в бой... обрушили на нас свою мощь. Но рано или поздно всей этой силе придет конец... Придет конец!"

хатуль мадан

Деньги на демократизацию России нашли своего читателя или 5 миллиардов - не пахнут

Оригинал взят у hullam_del_ray в На подсосе
Пока на большом, донбасском фронте украино-российской войны, об прорывах говорить рано, на малом, внутрикацапском, свидомиты умудрились просочится чуть дальше, чем следует.
Книжный интернет-магазин Лабиринт, оказывается, вписался в пропаганду хохлопских мрий и разродился следующими замечательными изданиями:

Книга содержит адаптированные для юных читателей легенды и предания о выдающихся украинских княжнах, которые прославились благодаря своей мудрости, красоте и благотворительности и оставили неповторимый след в отечественной истории.Подробнее: http://www.labirint.ru/books/541814/
[Spoiler (click to open)]

Книга содержит адаптированные для юных читателей легенды и предания о выдающихся князьях Руси-Украины. Благодаря интересному изложению, оригинальным иллюстрациям княжая эпоха украинской истории предстает во всей своей красоте и величии
Подробнее: http://www.labirint.ru/books/541813/

[Spoiler (click to open)]
Комментарии ответственных граждан отражают:
"Лабиринт ожесточённо вписался за "великоукрские фантазмы". Отзывы можно читать только по ночам, днём их выпиливают. Насколько я понимаю, жалобы на эту печатную продукцию нужно писать в Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям. Может быть кто-то подскажет другие инстанции, куда можно обратиться по поводу продажи на территории России книг, разжигающих вражду между русскими людьми".@ Нина П.

хатуль мадан

С мыслями о рукопожатных: Марк Твен. Как я редактировал сельскохозяйственную газету

Не без опасения взялся временно редактировать сельскохозяйственную газету. Совершенно так же, как простой смертный, не моряк, взялся бы командовать кораблем. Но я был в стесненных обстоятельствах, и жалованье мне очень пригодилось бы. Редактор уезжал в отпуск, я согласился на предложенные им условия и занял его место.

Чувство, что я опять работаю, доставляло мне такое наслаждение, что я всю неделю трудился не покладая рук. Мы сдали номер в печать, и я едва мог дождаться следующего дня - так мне не терпелось узнать, какое впечатление прoизведут мои труды на читателя. Когда я уходил из редакции под вечер, мальчишки и взрослые, стоявшие у крыльца, рассыпались кто куда, уступая мне дорогу, и я услышал, как один из них сказал: "Это он!" Вполне естественно, я был польщен.

Наутро, идя в редакцию, я увидел у крыльца такую же кучку зрителей, а кроме того, люди парами и поодиночке стояли на мостовой и на противоположном тротуаре и с любопытством глядели на меня. Толпа отхлынула назад и расступилась передо мной, а один из зрителей сказал довольно громко: "Смотрите, какие у него глаза!" Я сделал вид, что не замечаю всеобщего внимания, но втайне был польщен и даже решил написать об этом своей тетушке.

Я поднялся на невысокое крыльцо и, подходя к двери, услышал веселые голоса и раскаты хохота. Отворив дверь, я мельком увидел двух молодых людей, судя по одежде - фермеров, которые при моем появлении побледнели и разинули рты. Оба они с грохотом выскочили в окно, разбив стекла. Меня это удивило.

Приблизительно через полчаса вошел какой-то почтенный старец с длинной развевающейся бородой и благообразным, но довольно суровым лицом. Я пригласил его садиться. По-видимому, он был чем-то расстроен. Сняв шляпу и поставив ее на пол, он извлек из кармана красный шелковый платок и последний номер нашей газеты. Он разложил газету на коленях и, протирая очки платком, спросил:
- Это вы и есть новый редактор? Я сказал, что да.
- Вы когда-нибудь редактировали сельскохозяйственную газету?
- Нет, - сказал я, - это мой первый опыт.
- Я так и думал. А сельским хозяйством вы когда-нибудь занимались?
- Н-нет, сколько помню, не занимался.
- Я это почему-то предчувствовал, - сказал почтенный старец, надевая очки и довольно строго взглядывая на меня поверх очков. Он сложил газету поудобнее.- Я желал бы прочитать вам строки, которые внушили мне такое предчувствие. Вот эту самую передовицу. Послушайте и скажите, вы ли это написали?

"Брюкву не следует рвать руками, от этого она портится. Лучше послать мальчика, чтобы он залез на дерево и осторожно потряс его".

- Ну-с, что вы об этом думаете? Ведь это вы написали, насколько мне известно?

- Что думаю? Я думаю, что это неплохо. Думаю, это не лишено смысла. Нет никакого сомнения, что в одном только нашем округе целые миллионы бушелей брюквы пропадают из-за того, что ее рвут недозрелой, а если бы послали мальчика потрясти дерево...

- Потрясите вашу бабушку! Брюква не растет на дереве!

- Ах, вот как, не растет? Ну а кто же говорил, что растет? Это надо понимать в переносном смысле, исключительно в переносном. Всякий, кто хоть сколько-нибудь смыслит в деле, поймет, что я хотел сказать "потрясти куст".

Тут почтенный старец вскочил с места, разорвал газету на мелкие клочки, растоптал ногами, разбил палкой несколько предметов, крикнул, что я смыслю в сельском хозяйстве не больше коровы, и выбежал из редакции, сильно хлопнув дверью. Вообще он вел себя так, что мне показалось, будто он чем-то недоволен. Но, не зная, в чем дело, я, разумеется, не мог ему помочь.

Вскоре после этого в редакцию ворвался длинный, похожий на мертвеца субъект с жидкими космами волос, висящими до плеч, с недельной щетиной на всех холмах и долинах его физиономии, и замер на пороге, приложив палец к губам. Наклонившись всем телом вперед, он словно прислушивался к чему-то. Не слышно было ни звука. Но он все-таки прислушивался. Ни звука. Тогда он повернул ключ в замочной скважине, осторожно ступая, на цыпочках подошел ко мне, остановился несколько поодаль и долго с живейшим интересом всматривался мне в лицо, потом извлек из кармана сложенный вчетверо номер моей газеты и сказал:

- Вот, вы это написали. Прочтите мне вслух, скорее! Облегчите мои страдания. Я изнемогаю.

Я прочел нижеследующие строки, и, по мере того как слова срывались с моих губ, страдальцу становилось все легче. Я видел, как скорбные морщины на его лице постепенно разглаживались, тревожное выражение исчезало, и наконец его черты озарились миром и спокойствием, как озаряется кротким сиянием луны унылый пейзаж.

"Гуано - ценная птица, но ее разведение требует больших хлопот, Ее следует ввозить не раньше июня и не позже сентября. Зимой ее нужно держать в тепле, чтобы она могла высиживать птенцов".

"По-видимому, в этом году следует ожидать позднего урожая зерновых. Поэтому фермерам лучше приступить к высаживанию кукурузных початков и посеву гречневых блинов в июле, а не в августе".

"О тыкве. Эта ягода является любимым лакомством жителей Новой Англии; они предпочитают ее крыжовнику для начинки пирогов и используют вместо малины для откорма скота, так как она более питательна, не уступая в то же время малине по вкусу. Тыква - единственная съедобная разновидность семейства апельсиновых, произрастающая на севере, если не считать гороха и двух-трех сортов дыни. Однако обычай сажать тыкву перед домом в качестве декоративного растения выходит из моды, так как теперь всеми признано, что она дает мало тени".

"В настоящее время, когда близится жаркая пора и гусаки начинают метать икру..."

Взволнованный слушатель подскочил ко мне, пожал мне руку и сказал:

- Будет, будет, этого довольно. Теперь я знаю, что я в своем уме: вы прочли так же, как прочел и я сам, слово в слово. А сегодня утром, сударь, впервые увидев вашу газету, я сказал себе: "Я никогда не верил этому прежде, хотя друзья и не выпускали меня из-под надзора, но теперь знаю: я не в своем уме". После этого я испустил дикий вопль, так что слышно было за две мили, и побежал убить кого-нибудь: все равно, раз я сумасшедший, до этого дошло бы рано или поздно, так уж лучше не откладывать. Я перечел один абзац из вашей статьи, чтобы убедиться наверняка, что я не в своем уме, потом поджег свой дом и убежал.

По дороге я изувечил нескольких человек, а одного загнал на дерево, чтобы он был под рукой, когда понадобится. Но, проходя мимо вашей редакции, я решил все-таки зайти и проверить себя еще раз; теперь я проверил, и это просто счастье для того бедняги, который сидит на дереве. Я бы его непременно убил, возвращаясь домой. Прощайте, сударь, всего хорошего, вы сняли тяжкое бремя с моей души. Если мой рассудок выдержал ваши сельскохозяйственные статьи, то ему уже ничто повредить не может. Прощайте, всего наилучшего.

Меня несколько встревожили увечья и поджоги, которыми развлекался этот тип, тем более что я чувствовал себя до известной степени причастным к делу. Но я недолго об этом раздумывал - в комнату вошел редактор! (Я подумал про себя: "Вот если б ты уехал в Египет, как я тебе советовал, у меня еще была бы возможность показать, на что я способен. Но ты не пожелал и вернулся. Ничего другого от тебя я и не ожидал".)

Вид у редактора был грустный, унылый и расстроенный.

Он долго обозревал разгром, произведенный старым скандалистом и молодыми фермерами, потом сказал:

- Печально, очень печально. Разбиты бутылка с клеем, шесть оконных стекол, плевательница и два подсвечника. Но это еще не самое худшее. Погибла репутация газеты, и боюсь, что навсегда. Правда, на нашу газету никогда еще не было такого спроса, она никогда не расходилась в таком количестве экземпляров и никогда не пользовалась таким успехом, но кому же охота прослыть свихнувшимся и наживаться на собственном слабоумии?

Друг мой, даю вам слово честного человека, что улица полна народа, люди сидят даже на заборах, дожидаясь случая хотя бы одним глазком взглянуть на вас; а все потому, что считают вас сумасшедшим. И они имеют на это право - после того как прочитали ваши статьи. Эти статьи - позор для журналистики. И с чего вам взбрело в голову, будто вы можете редактировать сельскохозяйственную газету? Вы, как видно, не знаете даже азбуки сельского хозяйства. Вы не отличаете бороны от борозды; коровы у вас теряют оперение; вы рекомендуете приручать хорьков, так как эти животные отличаются веселым нравом и превосходно ловят крыс! Вы пишете, что устрицы ведут себя спокойно, пока играет музыка. Но это замечание излишне, совершенно излишне. Устрицы всегда спокойны. Их ничто не может вывести из равновесия. Устрицы ровно ничего не смыслят в музыке.

О, гром и молния! Если бы вы поставили целью всей вашей жизни совершенствоваться в невежестве, вы бы не могли отличиться больше, чем сегодня. Я никогда ничего подобного не видывал. Одно ваше сообщение, что конский каштан быстро завоевывает рынок как предмет сбыта, способно навеки погубить газету. Я требую, чтобы вы немедленно ушли из редакции. Мне больше не нужен отпуск - я все равно ни под каким видом не мог бы им пользоваться, пока вы сидите на моем месте. Я все время дрожал бы от страха при мысли о том, что именно вы посоветуете читателю в следующем номере газеты. У меня темнеет в глазах, как только вспомню, что вы писали об устричных садках под заголовком "Декоративное садоводство". Я требую, чтобы вы ушли немедленно! Мой отпуск кончен. Почему вы не сказали мне сразу, что ровно ничего не смыслите в сельском хозяйстве?

- Почему не сказал вам, гороховый стручок, капустная кочерыжка, тыквин сын? Первый раз слышу такую глупость. Вот что я вам скажу; я четырнадцать лет работаю редактором и первый раз слышу, что человек должен что-то знать для того, чтобы редактировать газету. Брюква вы этакая! Кто пишет театральные рецензии в захудалых газетках? Бывшие сапожники и недоучившиеся аптекари, которые смыслят в актерской игре ровно столько же, сколько я в сельском хозяйстве.

Кто пишет отзывы о книгах? Люди, которые сами не написали ни одной книги. Кто стряпает тяжеловесные передовицы по финансовым вопросам? Люди, у которых никогда не было гроша в кармане. Кто пишет о битвах с индейцами? Господа, не способные отличить вигвам от вампума, которым никогда в жизни не приходилось бежать опрометью, спасаясь от томагавка, или выдергивать стрелы из своих родичей, чтобы развести на привале костер. Кто пишет проникновенные воззвания насчет трезвости и громче всех вопит о вреде пьянства? Люди, которые протрезвятся только в гробу. Кто редактирует сельскохозяйственную газету? Разве такие корнеплоды, как вы? Нет, чаще всего неудачники, которым не повезло по части поэзии, бульварных романов в желтых обложках, сенсационных мелодрам, хроники и которые остановились на сельском хозяйстве, усмотрев в нем временное пристанище на пути к дому призрения.

Вы мне что-то толкуете о газетном деле? Мне оно известно от Альфы до Омахи, и я вам говорю, что чем меньше человек знает, тем больше он шумит и тем больше получает жалованья. Видит бог, будь я круглым невеждой и наглецом, а не скромным образованным человеком, я бы завоевал себе известность в этом холодном, бесчувственном мире. Я ухожу, сэр. Вы так со мной обращаетесь, что я даже рад уйти. Но я выполнил свой долг. Насколько мог, я исполнял все, что полагалось по нашему договору. Я сказал, что сделаю вашу газету интересной для всех слоев общества, - и сделал. Я сказал, что увеличу тираж до двадцати тысяч экземпляров, - и увеличил бы, будь в моем распоряжении еще две недели. И я дал бы вам самый избранный круг читателей, какой возможен для сельскохозяйственной газеты, - ни одного фермера, ни одного человека, который мог бы отличить дынный куст от персиковой лозы даже ради спасения собственной жизни. Вы теряете от нашего разрыва, а не я. Прощайте, арбузное дерево! И я ушел.

Пер. Н. Дарузес

хатуль мадан

Солженицин в ГУЛАГе: "бери от жизни всё" или "Кто не работает тот ест! Учись студент..."

Оригинал взят у imperiya_ru в ПОЗОРНЫЕ ПОСТУПКИ СОЛЖЕНИЦИНА

ПОЗОРНЫЕ ПОСТУПКИ СОЛЖЕНИЦИНА
Я бы не хотел так жить, потому что мне было бы очень стыдно. Мало того, - я бы презирал самого себя. Итак, как сидел в лагере «пролетарий» Солженицын.

Collapse )




хатуль мадан

Второе издание книги "Православный социализм как русская идея" уже в продаже

Оригинал взят у gregonavt в Второе издание книги "Православный социализм как русская идея" уже в продаже


Друзья, мы выпустили второй тираж книги нашего друга, соратника и удивительного человека Николая Владимировича Сомина "Православный социализм как русская идея".

Сборник посвящен православному социализму – общественному строю, сочетающему православную идеологию с социалистической экономикой. В публицистической форме рассматриваются различные стороны проблемы: идеологическая, богословская, философская, этическая, историческая, социальная, экономическая. В первую очередь книга адресована православному читателю, близко к сердцу принимающему непростые судьбы России. Но в то же время она будет интересна всем, кому небезразлична идея справедливого общественного строя.
Во второе издание добавлены две новые статьи: "О православном социализме" и "О христианском понимании общественных формаций"

Книгу пока можно купить в одном книжном магазине города Москвы:  http://www.hamlet.ru/?view=item&id=26413

Сайт Николая Владимировича Сомина: http://chri-soc.narod.ru/